rezoner: (lum)
Письмо Солженицына Набокову:

Высокоуважаемый Владимир Владимирович!

Посылаю Вам копию своего письма в Шведскую Академию с надеждой, что оно не будет безрезультатно. Давно считаю несправедливостью, что Вам до сих пор не присуждена Нобелевская премия. (Эту копию посылаю Вам, однако, лишь для личного сведения: по особенности моего и Вашего положения публикация этих писем могла бы принести лишь вред начинанию.)

Пользуюсь случаем выразить Вам и своё восхищение огромностью и тонкостью Вашего таланта, несравненного даже по масштабам русской литературы, и своё глубокое огорчение, даже укоризну, что этот великий талант Вы не поставили на служение нашей горькой несчастной судьбе, нашей затемнённой и исковерканной истории. А может быть, Вы ещё найдёте в себе и склонность к этому, и силы, и время? От души хочу Вам этого пожелать. Простите, но: переходя в английскую литературу, Вы совершили языковой подвиг, однако это не был самый трудный из путей, которые лежали перед Вами в 30-е годы.

Совсем недавно я был в Ленинграде и зашёл в оригинальный вестибюль Вашего милого дома по Большой Морской, 47 — главным образом, правда, с воспоминанием о роковом земском совещании 8 ноября 1904 года на квартире Вашего отца.

Желаю Вам ещё долгой творческой жизни!

А. Солженицын.
rezoner: (lum)
Получил редактуру рассказов. Надо сказать, минимальная и очень уместная, я со всем согласился. А обратил внимание я вот на что. Главный герой выражается без особых стеснений, когда уместно - допускает крепкие словечки. И они все остались на месте - и на хер, и жопа, и засранец, и мудак.

Но вот вместо "хули", которое говорит другой герой, отрицательный, поставлено "фули", как у Солженицына в "Одном дне Ивана Денисовича".

Вот и граница прочерчена.
rezoner: (lum)
Читаю тот же источник.

Перед Бородинским сражением Наполеону что-то не спится. Он жалуется Раппу:

- Этот насморк надоел мне. Они толкуют про медицину. Какая медицина, когда они не могут вылечить насморка!

Я подумал, как счастлив был бы Наполеон, если бы проснулся через 200 лет и увидел, что он-таки был прав: какая нафиг медицина, насморк непобедим по-прежнему.
rezoner: (lum)
За всеми этими идиотскими снегопадами я несколько забросил "Войну и мир", но все же продвигаюсь.

Дела там обстоят плохо. Наполеон уже взял Смоленск. Всплеск патриотизма неудивителен. Удивителен он скорее сегодня, когда никто никуда нее вторгается. А так - все то же самое: отдадим жизнь за царя, альтернативы ему нет, затянем пояса, в армии разброд, людей губят почем зря. Посмотрим, что дальше будет.
rezoner: (lum)
Спасибо тем, кто порекомендовал. Закончил первые два тома "Войны и мира". Очень хорошая книжка, надо сказать. Я последний раз ее читал лет 25 назад, воспринимается немного по-другому.

Все время возникает ощущение, что некоторые герои имеют прототипами других героев из русской литературы. Князь Андрей похож на постаревшего Чацкого - такой же бесчувственный болван, с невероятным самомнением. Наташа много унаследовала от Татьяны Лариной, хотя характер вроде бы совершенно другой.

Конечно, множество и совершенно самобытных персонажей. Как такую толпу народа держать в голове, управлять ей, заставлять взаимодействовать - уму непостижимо. Поражает разнообразие типов идиотов - и ведь каждый по-своему!

Когда читал сцены охоты, показалось, что все предыдущее Толстой писал по необходимости, а тут наконец развернулся и пишет про то, что ему действительно интересно. Прямо видна, как ему жалко заканчивать и переходить к дальнейшему.

Много вопросов, конечно. Удастся ли Пьеру избавиться от своей бабы? За кого выйдет замуж Наташа Ростова? Сумеет ли Наполеон взять Москву? Об этом и многом другом читайте в следующих томах "Войны и мира"!
rezoner: (lum)
Всякие есть специализированные магазины. А вот сейчас открылся совсем специализированный, и там продаются только книги Макса Фрая.

Но сколько их, оказывается! 39 штук. И "Хроники Ехо", и "Лабиринты Ехо", и "Сказки старого Вильнюса", в общем, всё.

Вот что они сами пишут о себе:

Сайт maxfreibooks.com - это интернет-магазин, в котором вашему вниманию предлагается наиболее полное собрание электронных книг Макса Фрая.

Это не посреднический сайт, приобретая книги здесь, вы платите напрямую вашему любимому автору.

При создании сайта использовался предложенный Фраем принцип, который можно кратко сформулировать как "минимум дизайна и затрат, чтобы цены на книги были низкими + максимум простоты при использовании".

На данный момент в качестве платежных систем на сайте используются Пейпал (Paypal) и Робокасса, охватывающая максимум доступных способов оплаты.


Причем! Это сделали люди сами, без просьб от Макса Фрая.

Заходите, покупайте!
rezoner: (lum)
В тульском метрополитене 12 июня проводится акция. Всем, кто может наизусть прочитать два абзаца из романов Р.Л.Шмаракова, проход будет бесплатным. Акция проводится в день рождения Романа Львовича за счет областной библиотеки и Тульского оружейного завода.
rezoner: (lum)
Прочитал у [livejournal.com profile] mgsupgs про доктора Александра Пелла, профессора в университете Южной Дакоты, основателя и первого декана факультета инженерии.

Он был русским эмигрантом, и в первой жизни - террористом, убийцей и агентом охранки, народовольцем Сергеем Дегаевым.

Я полез посмотреть его биографию и выяснил, что он был внуком Николая Полевого, литератора, критика, основателя одного из первых и вполне славных литературных журналов "Московский телеграф". Совсем недавно я прочитал о Полевом книгу Самуила Лурье "Изломанный аршин" (см. http://bbb.livejournal.com/2295755.html у [livejournal.com profile] bbb).

Интересно, гордился бы он таким внуком?
rezoner: (lum)
кто первый достанет? А может, никто?
rezoner: (lum)
В 1969 году, то есть (достаю счеты) 44 года назад, мы с папой шли по бульвару в Симферополе. В этот город мы прилетели по дороге на южный берег Крыма, и остановились на денек у папиного университетского друга по прозвищу Оли Фи Ла Фу. Так его называли китайцы, им трудно было произносить фамилию "Олиферов", а к китайцам он ездил в пятидесятые годы, когда мы с ними дружили, развивать их геологию.

Посреди бульвара мы наткнулись на столик, с которого скучающая девушка продавала книги. Мы остановились, конечно, и я сразу выцепил взглядом одну, в сероватом коленкоре и с лаконичной надписью: "В.Шефнер. Сестра печали"

Шефнера я знал и очень любил, так что дернул папу за рукав и ткнул пальцем в книжку. Мы ее купили и пошли дальше.

Потом папа ее читал по вечерам, когда мы возвращались домой с пляжа. Я спросил его - и как? И почему она так называется? Я и сам хотел ее почитать, потому что Шефнера любил за совершенно особенный юмор.

Папа вздохнул и сказал: "Сестра печали - это о войне. Грустная это книжка, совсем не такая, как обычно у него".

А потом много всего было. И так получилось, что я до сих пор ее не трогал, а сегодня вот, за один день, прочел.

Да, это грустная книга. И я согласен, что лучшая у него.
rezoner: (lum)
Скажите, есть ли лично у вас книга, которую вы бы считали самым точным выражением вашего поколения? Чтобы совершенно постороннему человеку, сильно старше или младше, или иностранцу, или инопланетянину, можно было дать и сказать: "На, прочитай, это про нас!" ?
rezoner: (Default)
Заглянул за какой-то надобностью в книгу "Человек-амфибия" и выяснил интересную вещь.

Действие там происходит в Буэнос-Айресе, на берегу океана ("Ла-Платского залива"), где герои добывают жемчуг. Меж тем, Ла-Плата - это река, и никакого жемчуга там, естественно, нет. И до океана там добрых двести пятьдесят километров.

Как же Беляев, такой внимательный и дотошный писатель, допустил такой ляп?
rezoner: (Default)
Я обещал Березину это написать, и решил вынести в отдельный пост.

Книга, прежде всего, необычная. И толстая. И читается с усилием, но я знаю очень многих людей, себя в том числе, которые, закончив, немедленно начинают ее перечитывать.

С одной стороны, это не очень хорошо говорит о тексте: он не вполне внятный, и легко потерять нить. И очень многое сказано как будто мельком, так что можно пропустить. Отсюда, кстати, следует, что читать ее надо внимательно, не проскакивая по диагонали "скучные места".

С другой стороны, затягивает. Вопрос - чем?

Первый ответ находится достаточно легко. В книге рассказывается о жизни детей в интернате для инвалидов, но об этом забываешь сразу. Это не инвалиды и даже не вполне дети: это самостоятельные и во многом самодостаточные люди. Автор не скатывается ни в чернуху, ни в слюни и сопли, а рассказывает о своих героях так, как это делал бы любой другой автор о других любимых героях: с уважением, интересом и без задней мысли об их ущербности.

Важнейшая вещь, как мне кажется - это совершенно отчетливая установка на архетипичность, почти мифичность фабулы и всех эпизодов. При этом, в отличие от дурака-Коэльо, Петросян не пользуется дешевыми приемами (сами сможете перечислить их, разумеется). Любой эпизод формально предельно реалистичен, иногда даже натуралистичен, но несет вполне ошутимый мессадж, укладывающийся в структуру отработанного веками мифа. Например, глава "Последний бой Помпея": там масса архетипичных моментов. Вожак и вызов вожаку. Ритуал вызова. Состязание силы и разума. Уважение к закону и соблюдение его. Поведение стаи, разделенной пополам. Исключительной силы описание боя, которое, вообще-то, пропущено - историограф отвернулся, отвлекся. Эмоции свидетелей - от ужаса и тошноты до полного спокойствия. Это не о детях рассказ, а о человечестве вообще.

Архетипичны и страхи (главные - страх Наружности и страх окончания, выпуска). Я был поражен, как один за другим герои высказываются, и как все они говорят разное, каждый добавляя в гамму.

Герои очень разные и проработаны предельно досконально: это большое мастерство. Каждый имеет за собой целую жизнь, и это ощущается и создает напряжение, даже когда о герое на протяжении сотни страниц - ни слова. Такое, если можно сказать, симфоническое письмо я редко вижу.

Для меня все линии сливаются в некоторое, не сразу воспринимаемое целое. И, может быть, самое интересное - это попытка это целое ухватить.

Книга, конечно, не вполне доделана. Такое ощущение, что сверх десяти лет, что автор работала, надо бы было еще потратить год. Но требовать такое кто же вправе?

Возникающие аналогии и воспоминания - вполне закономерны. Я вижу это свидетельством того, что книга лежит в определенном контексте, и очень цепляется за него. Она книжная, эта книга, и без контекста немыслима.

Такие вот слегка беспорядочные ощущения.
rezoner: (Default)
Напомнила френдлента.

Гомер перед смертью завещал сжечь не окончательно доделанную "Одиссею", но наследники пренебрегли его волей и опубликовали чисто коммерческий сиквел к предыдущему бестселеру.
rezoner: (Default)
Если зовет своих мертвых Россия, так значит - беда.


rezoner: (Default)
скоро открывается в Москве. Вот их журнал. Один из авторов проекта - мой старый знакомый по Сети Че [livejournal.com profile] de7ign, который последние годы занимался издательским делом ("Чебуки"). Всем советую обратить внимание.
rezoner: (Default)
Я задумался недавно: вот я прочел несколько тысяч книг, какие-то уже даже и не помню, какие-то помню лучше, какие-то хуже. Какая из них оказалась, в конечном итоге, самой важной для меня?

Я даже не говорю о том, сколько раз что перечитывал, в каком возрасте - это, возможно, не самое главное. А вот какая книга впечаталась навсегда, изменила видение мира, привела его в устойчивый порядок, сказала: "мир таков, смотри на него, восхищайся и радуйся, и знай, что и как надо делать"?

Так вот, для меня такой книгой был Киплинг, "Маугли". Я знаю, что это только часть "Книги джунглей", это неважно.

А для вас?
rezoner: (Default)
автор Ольга Балла, она же юзер [livejournal.com profile] yettergjart:

http://magazines.russ.ru/druzhba/2010/4/ba18.html

Статья замечательная, очень всем рекомендую.

January 2017

S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Oct. 19th, 2017 03:37 am
Powered by Dreamwidth Studios