rezoner: (lum)
Когда я был маленький, классе примерно в четвертом-пятом, друг мой Сережка однажды сказал мне:

- А ты знаешь, что все эти слова - хуй, пизда - это не настоящий мат?
- Как это? - поразился я.
- Это всё детский мат, - объяснил Сережка. - А есть еще настоящий, взрослый мат, но он секретный, его мало кто знает. Только взрослые.
- Ну так скажи! - попросил я, ощущая странное волнение.
- Не могу, - сокрушенно сказал мой друг. - Нельзя!

И он долго, наверное, неделю, не говорил мне этих заветных слов. Наконец, я его упросил - кажется, в обмен на какую-то другую услугу, вроде как дать на время мой настольный бильярд.

Он наклонился мне к уху, предварительно оглянувшись, и произнес слово: "Кунаб".

- А! Ну да. Это да! - отвечал я ему, чтобы не показаться невеждой, и мы на некоторое время замолчали, равно потрясенные страшным словом.

Я до сих пор не знаю, что оно означает, но это неважно.
rezoner: (Default)
Страшнее было только в Нью-Гемпшире, во время атаки енотов.

Слухи начали доходить еще на День труда, но сначала не обратили внимание. Проворонили, если честно. А когда Мак-Кормика привезли в госпиталь в Нэшуа, порванного, уже почти в коме, тогда, конечно, хватились.

Нам даже собраться не дали. Я ехал в одном траке с ребятами из Амхерста, из них только Браун вернулся, а у Джонса двое ребятишек осталось и вдова. Пинь Хао тоже загрызли. Господи, как он кричал!
Read more... )

Былое

Jul. 9th, 2009 03:37 pm
rezoner: (Default)
В тот год, когда я поступил в ординатуру, нас бросили на эпидемию аппендицита в Ленинградской области.

Помню эту хмурую осень, кордоны солдат на вокзалах в промокших плащ-палатках, беженцев, которых сгоняли во временные лагеря. Помню наш полевой госпиталь в Иван-городе, пропускной пункт на мосту через Нарву, рычание шестьдесят шестых ГАЗов, острый запах солярки, бензина и карболки. Помню приемное отделение, где вповалку лежали беженцы из Эстонии, стонали, матерились сквозь зубы, украдкой курили махорку. Помню нашего комбата, черного от усталости, как он входил в землянку, с грохотом бросал в угол иззубренные окровавленные скальпеля - сам, как простой хирург, резал и шил, по 24 часа у стола, не меняя портянок, и так и засыпал в маске. Помню, как тряс он за грудки приехавшего генерала из штаба округа: "Где нитки? Чем прикажете шить, дратвой? Где антибиотики, что они там, ох*ели?"

Никто, в общем, и сейчас не знает, что аппендицит грозил вырваться за пределы области и выкосить всю страну. Комбат наш получил "Знак почета" и раннюю пенсию в 120 p, а нам с ребятами дали по неделе отпуска и велели не болтать. А Витя Гомельский так и остался в Сланцах, в общей могиле, засыпанной хлоркой.

January 2017

S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Oct. 19th, 2017 03:36 am
Powered by Dreamwidth Studios